UPSIDE21: beginning of the game

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » UPSIDE21: beginning of the game » Первый этаж - Центр » §1, Церемония открытия Кристальной школы Магии


§1, Церемония открытия Кристальной школы Магии

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s7.uploads.ru/2GaTK.png

Все хотят праздника. И первые официальные минуты работы школы начинаются с грандиозной "Церемонии открытия".

Действующие лица: Все живые существа, присутствующие в школе.
Место действия: Главный зал.
"Видимая" погода, приблизительная дата и время суток: За окнами замка идёт мягкий снег, но не холодно. Вечер. 31 декабря.

2

Просторное помещение зала  ещё пустовало: где-то там в дальнем уголке сновал туда-сюда воздушный элементаль, созданный посредством магии, шустро расставляя вкусности на большие дубовые столы; ещё чуть дальше любопытный ученик со своей компанией дружков и приятелей рассиживал на скамейке, разглядывая как происходят подготовления к церемонии. Директор же факультета Воздуха, тот же основатель школы, восседала на своём стуле-троне по центру директорского стола, с лёгкой улыбкой на лице и чувством такой мягкой теплоты и радости. Из этой школы выпустилось уже столько человек, но только сейчас администрация магического учебного заведения решила провести такой важный ритуал. В мире Богов праздники были каждый день и, привыкшая, Тсукино немного скучала по шуму голосов и стуку хрустальных стаканов. Бог-воробей бывала здесь часто, но только сейчас заметила, насколько же велик был этот зал. Огромное множество столов со скамьями распределились от входа в зал до директорского стола, оставляя лишь небольшой участок для столов преподавателей около западной стены. А каков был директорский стол, слов не передать! Четыре огромных мягких кресла с множеством абажурных резцов, на спинке каждого из которых умелыми ручками были вставлены сферы стихий: для каждого директора своя. Сферы светились, переливались, искрились, от наполнявшей их магии, и мгновенно притягивали к себе взгляд. Плотный дубовый стол, также с множеством резцов, был украшен тускло-золотистыми нитями, переплетавшихся в различные замысловатые узоры. Наверное, наверняка найдётся пара-тройка учеников, которые втайне от всех задумают посидеть на самых «почётных» местах. Мадера улыбнулась ещё шире от этой мысли.
Вблизи послышался стук битой посуды, который отвлёк Мад от любования своим местом нахождения. По неизвестной причине (может быть отвлёкся на зов ученика) полупрозрачный дух уронил несколько подносов с едой. Издав пронзительный крик, который никто из учеников не мог услышать, создание магии медленно плыло вокруг медовых кексов, думая как же теперь это всё убрать. Тсукино хихикнула, прикрыв ухмылку ладошкой, которой несколько секунд спустя сделала красивый жест в воздухе. Перебирая пальчиками магические потоки, девушка окружила воздушной энергией разбросанные кексы, подняла их в воздух, аккуратно сложила на подносы, которые также весели над землёй и поднесла к элементалю. Тот благодарно кивнул, схватил еду и понёсся относить их прочь. Вздохнув, девушка провела рукою по глади стола и, встав из-за него, вышла в центр зала. Совсем скоро сюда должны прийти другие директора, с которыми нужно было сделать ещё много технических дел.

3

Стоило только подойти к массивным дверям в комнату, где проводилось празднование, что бы ощутить веющую оттуда суматоху, нервозность и ожидание праздника на пару с узнаваемым запахом брусники и меда. Однако, Саурон Спрайт был не из того числа людей, который с упоением бы наряжал елку или упаковывал подарки в хрупкую цветастую бумагу с любовью лепя бантик на уголок. От обилия света и без того узкие зрачки сжались, образовав некую дугу на фоне пылающего огня, а мистический свет глаз стал еще ярче словно пытался пожрать все это светлое пространство в себя. С недовольством рассматривая присутствующих в зале, одаривая каждого строгим взглядом, парень огляделся вновь. На одном из стульев уже удобно устроилась однокрылая, что вызвало на губах блондина легкую ухмылку.
- Судя по всему, ты так разленилась, что вызвала своих прихвостней, что бы те стряпали и наряжали этот зал вместо тебя или этих бесполезных первокурсников.
Один из «прихвостней» как раз промчался мимо, унося нечто напоминавшее полу раздавленное пирожное. Покачав головой скорее по привычке, нежели от осуждения криворукого существа, Саурон же решил внести вклад в общую копилку безумия. Обнаружив рядом с внушающих размеров елкой огромную коробку, юноша заглянул внутрь. Взору открылась яркая палитра елочных игрушек любой формы и раскраски. Упоенно лежа и крепко прижимаясь, друг к другу, игрушки напоминали горку ценных кристаллов и драгоценностей, что заставило остановить на себе взгляд. Любовь Саурона к красивым вещицам – не была секретом в этих стенах. И конечно он выбрал самую маленькую игрушку, которая только попалась на глаза. Взяв её двумя пальцами словно это изделие ничто иное как грязные платок, блондин повесил украшение на самый кончик оной из еловых веток, и демонстративно отряхнул руки от прилипших блесток.
- Хватит с них, я и так сделал слишком много.
Полюбовавшись своей ручной работой, быстро преодолев расстояние между елкой и своим удобным «троном», который конечно располагался с самого края в тени, Спрайт уселся поудобнее подперев одной рукой голову.
- В следующем году, пусть этим займутся ученики.
С недоверием наблюдая за прислужниками однокрылой, которые то и дело ругались между собой, что-то роняли, или просто отвлекаясь от работы веселясь и носясь по залу, Саурон все чаще задумывался не о самом празднике а о дальнейшем учебном году. Он прекрасно чувствовал, многое пойдет не так как задумано, и возможно маску вечной дружбы между коллегами придется переделать в истинную явь. Но, Спрайт не был тем человеком, который переступит себя ради других. Собственные интересы (конечно, блондин находил их более мудрыми, чем интересы других), вот что стоит отстаивать. А Мадера наверняка захочет отстаивать еще и своих учеников, которые едва умеют пыль по коридору выгонять, и много «но». А остальные по доброте душевной будут её поддерживать, не понимая, что канут в пропасть.
От долгих мыслей, которые часто возникали в голове Спрайта, и так же часто им забывались на словах, отвлекал постоянный гул надвигающегося потока учеников. Элементали словно осознав важность события стали работать слаженнее, и это было достойно похвалы.
Прикрывая глаза, шепча про себя некое заклинание, Спрайт предельно сосредоточился. Через мгновение на шаг перед блондином образовались ярко-алые врата, мутируя в некое зеркало. Из алой глади на пол ступило существо, напоминавшее летучую мышь с человеческим телом. Даже «крыльями» являлись небольшие перепонки между руками и лопатками. Из пасти создания торчало два острых клыка, а кожа головы была абсолютно гладкой. Демон с низшего уровня покорно опустил голову, занимая место рядом с хозяином.
- Я хочу выпить, и помоги этим жалким созданиям.
Издав мерзкий хрип, подпрыгивая на одной ноге, словно вторая была ранена, демоненок убежал вглубь зала возвращаясь через некоторое время с бокалом вина. Протянув хрупкое стекло хозяину, и в очередной раз радостно прохрипев, существо удалилось к коробке с елочными игрушками, взяв на себя участь «дизайнера» этого дерева.

4

Девушка укоризненно помотала головой. Новый пришедший всем своим видом показывал, что ему не очень то и хочется здесь находится. Его окутывала аура раздражения, которая хоть и была свойственна многим тёмным магам, но во времена праздников обычно исчезала. Саурон же был настолько самовлюблён, что считал всех окружающих пылинками на его тёмном плаще и не достойными хоть мимолётного одобрительного взгляда, даже как «подарок». С издевкой оглянув её любимых элементалей, маг тьмы подошёл к одной из коробок с игрушками и нарочито медленно и небрежно накинул один шарик на ель.
- Как у него ещё корона не свалилась?.. – с усмешкой подумала Мадера, краем глаза наблюдая за шествием Спрайта к «трону». С течением бесконечного времени в стенах замка, девушка уже стала забывать, каким он был. Казалось, что вся его «демоническая» сущность была при нём всегда, и никакого доброго и ласкового Саурона, которого она так сильно любила, не существовало вовсе.
Все Боги и духи могли похвастаться продолжительностью их «любви» - она была более чем вечна. Полюбив однажды, никто их них больше не смог бы полюбить другого. Но, видимо, долгая жизнь среди обычных людей, славившихся своей ветреностью и легкомыслием, зародили семя непостоянности даже в сердце Бога-воробья.
Развешивая игрушки и гирлянды, которые в основном состояли из застывших частей магической энергии, девушка, находясь на другом конце зала, почувствовала лёгкий смрад, который исходил от демонов. Обычные люди его почти не чувствуют, но тот, в ком течёт божественная кровь, сразу же опознают своих врагов. Повернувшись лицом к директорскому столу, Тсукино оправдала свои догадки: совершенно не подумав  о возможных психических расстройствах обычного люда, директор факультета Тьмы призвал одно из омерзительнейших существ, скорее всего, как прислугу.
- ..и помоги этим жалким созданиям. – расслышала краем уха Мадера, возвращаясь к золотистому дубовому столу. Бровь девушки непроизвольно изогнулась, а в глазах явно читалось раздражение.
- Самый жалкий из всех здесь присутствующих, это этот демон, которого ты призвал, совершенно не думая о последствиях, верно? – с ухмылкой пролепетала Тсукино, выхватывая стакан с вином из рук тёмного мага. Оперевшись о стол, девушка медленно отхлебнула маленький глоток ярко-красного напитка. – И как ты пьёшь эту гадость?.. 

5

- Самый жалкий из всех здесь присутствующих, это этот демон, которого ты призвал, совершенно не думая о последствиях, верно?
Саурон сощурился с недоверием наблюдая за тем, как легкое стекло, подобно бабочке выпархивает их рук не по своей воле. Мадере нравилось вести себя как капризная девочка. Впрочем, Саурону это нравилось местами так же. Удобнее устроившись на стуле, в пол оборота наблюдая за однокрылой, губы Спрайта расплылись в хитрой ухмылке.
- Конечно, он жалок по своей сути. Низжие и нужны как прихвостни, именно из-за своей жалости и слабости.
Саурон повел плечом, и слегка покачивая головой, бросил мимолетный взгляд на призванное создание. Это был лишь самый мелкий ранг призываемого существа, и возмущение повелительницы воздуха – было ему чуждо. В конце концов, он же не призвал на помощь Балрога или демона, который бы заполонил собой этот зал?
- Последствия? Не думаю, что он может обрести какую-то мощь за несколько минут нахождения здесь. А тебе пора бы подумать о том, что маг не может быть изнеженным трясущимся созданием. Пусть твои любимые люди понимают, куда они попали.
Тсукино пригубила вино, не упуская момента то обругать. Врядли конечно это было сделано в виду собственных пристрастий, иначе бы директриса не поила директоров и друзей подобным. Однако, юноша воспринял этот шаг девушки как начало некой игры. Если же и оставались, какие, либо чувства, блондин всегда находил пути разбудить воспоминания. А многие из них, как яд отравляли душу заставляя думать только об одном несколько дней. Конечно, потом люди остывают, но надавить на больное, особенно когда ты хорошо знаешь куда давить – достаточно просто.
- Моя леди соскучилась по вниманию?
Поддавшись совсем близко к девушке, отводя прядь её волос за ухо и кончиком языка скользя по мочке, Спрайт лукаво улыбнулся касаясь губами кожи, отправив в сторону Мадеры выразительный взгляд.
- Так и быть, сегодня я сделаю некое исключение.
Усмехнувшись и так же быстро вставая со стула, Саурон резвым шагом направился  к одному из столов, на котором уже красовались мелкой пирамидкой бокалы с напитками. Стекло заманчиво поблескивало на свету, видимо, очередные магические уловки, которые успели применить элементали. Ну а как только соберутся все директора, зал воцарит в полной рабочей красоте.
Захватив один из них, возвращаясь на свое законное место, блондин забрал у девушки свой бокал вручив той еще полный. Приняв прежнее положение и невозмутимое выражение лица, Спрайт пальцами свободной руки коснулся своей диадемы, словно проверяя не сбежала ли та от него. А после, сделав глоток любимого вина, блаженно прикрыл глаза растворяясь в потоке звуков суеты. Мелкие быстрые шаги, легкое бурчание ветряных существ, шепот учеников. Все это складывалось в своеобразную симфонию. Им предстоит еще долго пребывать в этом зале до начала церемонии. А потом, последует самое страшное для Саурона – танец по парам, когда директора кружатся в вальсе, тесно прижимаясь друг к другу. А так как Саурон танцевать далеко не умел, сие действие представлялось ему в самых комичных красках. Улыбнувшись собственным мыслям, юноша лишь слегка распахнул глаза присматривая за своим «подопечным» демоном, который уже успел добраться до украшения вершины елки.

6

Сегодня манеры, движение и поведение были взяты у самой Царицы Савской, которая вальяжно улыбалась в глубинах ее сознания. Ей было приятно созерцать, что она все же может присутствовать в обществе, причем в почти таком же теле, как тогда, среди золота, множества рабов и поклонников, что были готовы ради нее на все. Правда тогда ей можно было не передвигаться на своих двоих, да и кожа была чуть смуглее, но это детали, ведь главное было быть живой, влиять на этот мир, а не только заниматься нудными вещами, типа запечатать джина в бутылке, чтобы не гулял просто так, открыть врата в Эдем для просветленной души и так далее.
Сама же Балкис была в некотором раздумии. У них был не самый простой выпуск, правда, в нем ей жилось достаточно хорошо и спокойно. По крайней мере, они никогда ей не мешали заниматься ее делами, иногда даже принимая участие.
"Но если все начнется в нашем обычном духе, то, простите, дети явно могут подумать, что попали в приют сумасшедших. Хотя, современные дети могут дать многим из нас фору в умении наводить бардак. Другое дело, что у нас для этого больше возможностей. Хм, главное, чтобы Герда не напилась, а то ведь может поднять случайно армию нежити, тогда праздник автоматически превратится в сюжет игры какого-то зомби-апокалипсиса."
Брюнетка изящно сошла со ступенек большой лестницы, легким шагом направилась к дверям главного зала. Переступив порог Ведьма Печатей огляделась, заприметив только двух директоров, которым спокойно и приветственно кивнула им, но более интереса не проявила. Они как-то мало волновали ее сейчас. Баал прошла в боковую часть зала, где приятно устроилась у окна, закурила трубку с мягким и душистым табаком и начала смотреть на падающий снег.
"Как всегда, я первая. Хм, как забавно, на моей родине никогда не бывает его. Там всегда тепло, светит солнце. Интересно, я смогу снова привыкнуть к этому? Хотя, в случае чего, возьму короткий отпуск и съезжу отдохнуть. Но никогда не понимала радости от этой замерзшей воды."
Что ни говори, а Македа навсегда останется жительницей той жаркой страны, даже если ей придется переселиться куда-то, где вечные льды.

7

  «Церемония открытия Кристальной Школы Магии, явка всех преподавателей обязательна — бла-бла-бла» — пронеслась шальная мысль в голове северянки, пока она стояла в холле и разглядывая себя в зеркале будто не решаясь зайти, в главный зал, откуда звучала приятная для слуха музыка. Официальные празднества девушка никогда не жаловала и уж тем более не желала в них участвовать. «Итак, дамы и господа мы приглашаем Вас на карнавал невиданной глупости и ярмарку тщеславия, где главные роли сыграют наши достопочтенные директора! Браво!» — на самом деле, девица никогда не жаловала своих наставников буквально на кровном уровне, но когда они с Каем открыли тайну своего рождения эта неприязнь обрела для неё вполне объективные причины. «Нельзя было всё по-тихом устроить? Посидеть в столовке, чайку с тортиком попить? Нет, нужно обязательно устраивать шабаш с "малолетними преступниками" и игристыми винами» — всё никак не могла успокоится раздражённая Гертруда у которой были явно более интересные планы на этот вечер чем шататься среди школьников и мило улыбаться никчемным коллегам. «Уверена на кладбище и то интереснее и веселее чем на этой горе-церемонии. Надеюсь, новички устроят нам развлекательную программу и чего-нибудь да вытворят, иначе, клянусь матушкой, усну» — пессимизма сегодня Герде не занимать, неудачное утро, могло бы стать вполне резонным объяснением её сварливости. Нахмурив брови, преподавательница некромагии вглядывалась в своё отражение в зеркале. «Не дурна, вроде» — скривив губы в усмешке, Андерссон оценила свой внешний вид. Она намерено одела простой наряд в стиле стимпанк состоящий из белой юбки и майки, а также, корсета из коричневой кожи — в таком виде она чувствовала себя более комфортно чем будучи одета в строгое вечернее платье и разряжена украшениями как новогодняя ёлка. «Его всё нет», — девушка взглянула на часы и в её взгляде разве что слепой бы не увидел разочарования. «Ну и где этот креативный кретин с воображением колибри, обещал же! Как всегда, заставляет себя ждать. Это в его духе. Да пошёл ты братец!» — и именно с этой мыслью розоволосая прелестница вошла в главный зал.
   Уверенные шаги,прямая осанка, полуулыбка на тонких губах — нет она не так проста как кажется. Взгляд в сторону «директорской ложи», полупоклон в знак приветствия и уважения. «Недолго вам там восседать осталось», — учтиво улыбаясь, подумала девушка. Для Гертруды это была игра в «дворцовые интриги» и она, как никто другой знала, что врагов нужно держать к себе как можно ближе иначе, есть возможность оказаться на эшафоте намного раньше намеченного «дворцового переворота». Кто-то скажет что это мерзко и гадко? Возможно, но уж куда безопаснее, чем бежать с кулаками на противника вооружённого автоматом. «Как мило всё оформили, как на встречи с английской королевой, только охраны меньше» — не то чтобы Герда бывала на встрече с английской королевой, но фантазировать ей никто не мешал, пока она пыталась зацепить взглядом хоть кого-то, чьё лицо не вызовет у неё рвотный рефлекс. «Вот это удача!»
   — Балкис, родная, — всё верно, увидев свою заклятую подругу в столь скверном месте, Герда поспешила её поприветствовать. — Всё так же травишь себя дымом? — искренняя улыбка, на устах Гертруды такая бывает крайне редко. — Совру, если скажу, что удивлена тебя вновь встретить в этих стенах, но не слукавлю, сказав, что рада видеть тебя, Ведьма Печатей! — наплевав на всякие правила приличия, северянка схватила в охапку брюнетку обнимая её. «Это будет крайне интересно...» — Гертруда была уверена, что в школе вновь встретит многих из тех с кем она училась, пожалуй, не для кого это заведение не осталось незамеченным. Не сказать, что годы обучение были самым увлекательным периодом в её жизни, но все же покутить их скромная группа умудрилась и здесь, о чём без улыбки и не вспомнить. — Выглядишь замечательно, из какого года вернулась?

Отредактировано Gerda (2014-01-06 23:21:23)

8

- А что, ты можешь придумать еще какое-то хорошее развлечение на этом празднике жизни? - хмыкнула брюнетка, с таким  неподдельным сарказмом в голосе, что его не заметил лишь бы глухой идиот, у которого ломик застрял в районе лобных долей, - Я тоже рада тебя видеть дорогая. Это значит, что мне хотя бы не будет здесь скучно, - ответила Баал, обнимая в ответ девушку. Что поделать, не каждый день встречаешься с заклятыми друзьями, с кем столько лет соперничал за что-то эфемерное. Да и другие члены их дружной группы друг друга стоили, хотя бы по части выдумки. Не повезло их воспитанникам, ведь эти уже знают все приемы студентов, а следовательно, могут их перекрыть. По крайней мере, если кто-то не окажется более гибким умом.
"О да, надо потом будет сказать спасибо некоторым за наше счастливое детство. Ну просто так, для фана. Заразна все-таки молодежная мода."
- Да всего лишь примерно из 2017. Из четырех лет почти три были потрачены на медитации, самосовершенствование и прочую лабуду, что нужна для увеличение силы и магического потенциала. Правда, было веселье, когда я запечатывала кирина, что возомнил себя Богом и решил немного поесть людей. Но больше я в Тибет ни ногой по собственной воле. А ты из какого? - мягко поинтересовалась Балкис, выдыхая клубы дыма вверх. Ее взгляд быстро пробежался по залу, выискивая еще одну знакомую фигуру, но с удивлением не нашела ее. Тогда Македа перевела вопросительный взгляд на подругу.
- А где Кая потеряла? Неужели вы больше не вместе? - с легким смешком поинтересовалась иудейка. - В любом случае, если праздник не окажется чем-то примечательным, предлагаю отметить наше воссоединение не при этой живой толпе, - на последнее слово был сделан легкий акцент, но Гертруда могла легко понять намек.
"Даааа, мне не хватает ночей оживших мертвецов. Интересно, а Герда может заставить их играть в футбол чьей-нибудь головой? Я бы посмотрела на это зрелище. Или волейбол. А еще веселее, если заставить водить их хоровод вокруг елочки в честь этого атеистического праздника."

Отредактировано Balkis (2014-01-06 23:55:57)

9

«- Ненавижу…», о да, это вполне может охарактеризовать всего Даниэля в целом. Всего-то одно слово, а сколько в нем сакрального смысла, посыла в народ и прочих явных и пафосных штучек. Все настроение, как на ладони. Граф ненавидел, всем своим сердцем ненавидел людей. Точнее большое скопление людей и им подобных. В количестве одной-двух особей, эти существа даже доставляли ему особое эстетическое удовольствие: слишком уж приятно сердцу издеваться над ними и испытывать границы возможного и допустимого. В этом весь он. Черный человек, преподаватель алхимии в учебном заведении, которое порой напоминало мужчине один небезызвестный Желтый Дом.
Стоя напротив большого зеркала, в котором брюнет мог разглядеть себя с головы до ног, он придирчиво осмотрел свой наряд. Из зеркала на него смотрел высокий, статный мужчина, с прямой и гордой осанкой. Слегка взъерошенные черные волосы локонами спадали на лицо, немного прикрывая серо-голубые глаза, защищенные стеклами очков в толстой черной оправе, слегка сползших с носа. Угловатые черты лица, ехидная усмешка на тонких губах. Само воплощение зла из каких-то дешевых американских фильмов: обворожительное, стервозное и устрашающее. Усмехнувшись, смотря на свое отражение, мужчина поправил падающую на глаза челку и опустил взгляд немного пониже. Новенький черный костюм, только недавно снятый с вешалки: черные строгие брюки, перетянутые кожаным ремнем с изысканной пряжкой, белоснежная рубашка, черные галстук, точно такая же жилетка и неизменно-черный расстегнутый пиджак. Новенькие кожаные перчатки слегка теснили руки, и поскрипывали, стоило только пошевелить пальцами. Лакированные туфли блестели, извещая всех о своей новизне и чистоте. И только ощущение тяжести, и тихое механическое поскрипывание мешало мужчине и не давало здраво и спокойно оценить свой внешний вид. Но ничего, он уже давно привык к тому, что он словно разрублен на две части. Это наваждение, это пройдет.
Одернув пиджак и проверив наличие карманных часов в кармане, мужчина взял свою трость и вышел из комнаты, мысленно сетуя на все живое.
«- Обязательно? Почему именно какие-то глупые празднования должны быть обязательными в учебных заведениях? Они прибыли сюда учиться, значит встречать их нужно занятиями, практикой и теорией, но никак не пьянством и беспорядками. Это же все-таки учебное заведение, а не питейное. Успеют эти молекулы в минус третьей степени еще сотни раз сделать в стенах школы и то и другое, еще не будете знать как от них и хаоса, порождаемого ими, избавиться». Мужчина тихо и картинно вздохнул, возведя глаза к потолку, качая головой, словно разговаривая с невидимым собеседником, который во всем и всегда с ним согласен. Всегда приятно поговорить с умным человеком. С самим собой.
Остановившись около двери, мужчина обреченно выдохнул, все еще надеясь убежать и спрятаться в своей комнате под одеялом, отбиваясь от всех живых и мертвых, решившись его побеспокоить, зачарованной подушкой. Ну а что? Несколько раз, постучав тростью об пол, словно в предупредительном жесте, преподаватель вошел в зал, даже не удосужившись окинуть его хотя бы беглым взглядом. В поле зрение самыми первыми попали сильные мира сего – два директора. Не найдя лучшего способа «отдать честь», мужчина склонился в легком полупоклоне, которые были в моде еще во времена Викторианской Англии.
«- О, прошлое. То неловкое чувство, когда тотально ошибся веком, если не планетой и вселенной. Плохо не принадлежать к этому миру и быть непонятым, живя по своей философии, отвергнутой еще в далеком девятнадцатом веке», да уж, не зря Даниэля иногда называли фанатиком, отмечая его излишнее увлечение алхимией во времена обучения. Кстати, о веселом времени обучения. Расхаживая по залу, продвигаясь в уголок подальше, мужчина отметил еще нескольких молодых леди, обособленно стоящих подальше от начальства.
«- Как интересно», хитрая ухмылка заиграла на лице Графа, когда тот медленно приближался к двум мило беседующим девушкам, в которых брюнет мгновенно узнал своих бывших, так сказать, сокамерниц. Ну, или, соседок по факультету. Остановившись за их спинами, мужчина коротко кашлянул в кулак.
- Дамы? – учтивая, лучезарная улыбка. Эх, не вымерло еще джентльменство на этом свете. Цените это, цените. – Простите что помешал... Ах, какая нежная картина воссоединения времен. Я очарован, едва сдерживая скупые мужские слезы. – Иронично протянул брюнет своим спокойным, тихим и слегка хрипловатым голосом. – Редко когда можно было увидеть вас в подобном расположении духа. Неужели магия? – Усмехнулся Граф, тихо хохотнув в кулак, смотря на девушек, повесив на правую руку свою трость.
«- Где тут бесплатные мыло и веревка? Можно я повешусь? Как будто время остановилось. Остановилось. Для всех, кроме меня. Победитель по жизни, господин Граф. Удивительно, что твои дряхлые останки вообще дошли до этого места без помощи Герды, с ее неподдельной любовью управлять чем-то неживым», самоирония такая самоирония. Ну, а если говорить честно, то Господин Граф почувствовал себя на фоне этих девиц, древним ископаемым. Но никому это знать не нужно.

10

Тия была пунктуальной, но сегодня она немного задержалась. Это ведь церемония открытия школы, нужно быть при параде, тем более она занимает высокую должность и просто не может упасть сегодня "в грязь лицом".
-Я все понимаю: открытие школы, знакомство с учениками, новые коллеги по работе...это все хорошо, но чувствую вечером все отметят этот праздник иначе. Не будет никаких "милостей", а только много веселья и все это будет происходить в непринужденной обстановке.
Девушка гоняла много мыслей в голове и не заметила, что уже почти подошла к дверям зала, где и проходило все торжество. Девушка остановилась напротив зеркала, которое висело на стене и еще раз внимательно осмотрела свой образ. Короткие светлые волосы были немного растрепаны, на шее висел кулон с цифрой "3", белая рубашка с большим вырезом идеально сидела на женственной фигуре и привлекала внимание не только к формам девушки, но и к цвету кожи, черная юбка по колено и туфли отлично сочетались с рубашкой. Тия улыбнулась своему отражения в зеркале.
-Ну что...вперед!
Тия прошла в зал, а ее глазам открылась потрясная картинка: большой зал, в котором все было отлично украшено и небыло ничего лишнего. Девушка не долго рассматривала зал, так как увидела большой стол, за которым уже сидели директора факультетов. Тия прошла к столу и осмотрела тех, кто присутствовал в зале.
-Всем здравствуйте. С праздничком. Не каждый день у нас происходит такая церемония.
Девушка села на свое место, положила ногу на ногу и поправив прическу сложила руки на коленке.

11

Да, скорее всего, для многих его однокашников это мероприятие было чисто формальностью, но вот для Аззи всё было иначе. Будучи достойным сыном своей матушки, Кай всегда любил вечеринки, а если быть более точным – он любил большие скопления людей, большинство из которых было склонны к тому или иному греху. Плюс ко всему, эта вечеринка предоставляла шанс встретиться в неформальной обстановке с директорами школы, которые были так любезны, что позволили им вернуться сюда в качестве учителей. 

Двери зала распахнулись, и туда вошёл смуглый блондин в блестяще-красном костюме, которому понадобилось всего-то секунд десять, чтобы во всей толпе приметить сестрицу и бодрой походкой направиться к ней. Что тут скажешь? Несмотря на частые конфликты между близнецами, Кай любил свою сестру и считал её тем самым воплощением домашнего очага, у которого тебе всегда тепло и уютно.

По дороге к сестре Аззи оглядывал зал, примечая про себя всех интересных личностей дабы как-нибудь проверить крепость их веры и убеждений, но это не сейчас, не сегодня и не завтра – уж чего-чего, а времени у них было предостаточно. Дааа, время! Именно его больше всего жаждал Никлаус после судьбоносного воссоединения с матушкой. Возможно, сестрица и другие не отличались особой терпеливостью и были намерены как можно скорее восстать против богов, но Кай не был таким. Ненависть, причём без всяких явных обоснований – реакция эмоциональная, а седовласый воздушник никогда не любил становиться рабом эмоций, предпочитая давать бразды правление немного извращённой, но все же логике.

«А ведь и  правда, почти все наши из факультета тьмы, а я вот воздушник! Походу дело директора знали своё дело, когда распределяли нас по факультетам, кстати, про них…» — когда оставалось несколько метров до Гертруды, рядом с которой Кай заметил её заклятую подругу и мужика со смутно знакомым очертаниями лица, он остановился и кинул взгляд в сторону правителей этого маленького мирка. Похоже, все кроме огненной богини уже пришли на церемонию и были заняты своими делами, и взгляд невольно остановился на директрисе его – воздушного факультета, которая, собственно, и была ответственна за его приём и в школу и в ряды учителей. В своём готичном платьице девушка до жути напоминала куклу, на которую с секунды на секунду должны были накинуться все присутствующие в зале педофилы.

«Кстати, про педофилию» — невольно подумал северянин, не замечая как сестра, которая уже успела приметить брата, бурлит его своим взглядом – «Интересно, как там с сексуальной жизнью у наших божков? Маловероятно, конечно, но если хоть кто-то из них уже который век не вступал в половой контакт, то это…» — глаза Никлауса сверкнули дьявольским блеском «Ахахахаха! Повод для небольшого веселья».

- Дамы и господа, приветствую вас! – подойдя к компании сестры, Кай начал приветствовать присутствующих, пожимая им руки, а затем кинулся обнимать сестру. – Моя дорогая сестрица, почему же ты не дождалась своего горячо любимого братца, а?! – отпустив Герду, пока та не схватилась за рапиру, Аззи отошёл на пару шагов и крутанулся на месте, демонстрируя свой новенький костюм от Дольче Габбана. – К сожалению, модели Прада как-то не понравились, но ты же ведь понимаешь, что в душе мы всегда носим Прада, — многозначно подмигнув сестре, Кай в очередной раз оглянул компанию и, не дожидаясь какой-либо реакции на своё появление, решил выступить с предложением.

- Дорогие друзья, думаю не мне одному будет немного скучновато, поскольку мы теперь уже по другую сторону баррикад и должны служить примером для молодого поколения. Так что… - слегка посторонившись, седовласый начал демонстративно указывать на каждого из директоров, — предлагаю вам пари! Кто первый затащит в постель одного из наших богов, тот получит на 24 часа в своё полное подчинение всех остальных участников пари! Естественно, никаких половых и количественных ограничений – можем даже все вместе устроить оргию и объявить торжественную ничью! «или же усыпить сестрицу, устроить оргию, а потом 24 часа мучить её приказами со всех сторон». Так что? Кто рискнёт своей свободой на 24 часа!?

12

Валерия слишком долго готовилась к Цермонии Открытия. Да, слишком долго, а это было совершенно не в ее характере. Но именно сегодня ей вдруг захотелось выглядеть неотразимо. Именно по этой причина она надела одно из своих лучших платьев. С глубоким вырезом, длинное и темно-красное, оно выгодно подчеркивало фигуру, а высокие каблуки лишь дополняли образ. К тому же, на каблуках она выглядела выше, а рост раньше (да и, наверное, до сих по) был ее комплексом (163 см). Вечерний макияж, небольшой клатч - и все, образ, в принципе, завершен.
Я готова, но все таки опоздала...
Богиня нанесла на себя свой любимый аромат и вышла из своей комнаты. До Главного Зала идти было недалеко, и музыка, которая лилась из этого помещения, явно указывала путь. Заблудиться девушка не могла, все же в этих стенах она прожила не один год, но праздников здесь было не так уж и много. Наверное, именно поэтому их устраивали с огромным размахом, таким, на которые были способны все четыре директора.
Зеркало, которое стояло перед входом в Главный Зал, грустно блеснуло ей в ответ. Оно, наверное, видело сегодня слишком много людей, и ему требовался отдых. Валерия ухмыльнулась своему отражению, заправила за ухо выбившую прядь и открыла дверь.
Прошлась по залу, который еще почти что пустовал.
-..предлагаю вам пари!.. - слух Богини Огня уловил эту фразу, она не смогла удержать и подошла чуть ближе, дабы расслышать точные условия спора. И почти сразу же закатила глаза. Лолчто? Высказывался Никлаус, преподаватель антимагии. Да, такие предложения были совсем в его духе. А почему бы и нет? Спор! Кто же первый трахнет директоров, ммм?
- Думаю, твоя идея заранее обречена на провал, - сухо произнесла Валерия, подойдя к преподавательскому составу, - Но, развлекайтесь, возможно кто-то сегодня и окажется в выигрыше, шансы есть всегда - сказав это, девушка развернулась на каблуках и подплыла к директорскому столу.
Почему-то хотелось выпить. Алкоголь действует на Богиню также, как и на обычных смертных, поэтому, как только Валерию отправили в мир людей, она хотела было пристраститься к этим пагубным напиткам, но смогла себя остановить. Зачем это делать, опускать до их уровня. Поэтому девушка может себе позволить выпить, но крайне редко и лишь дорогие сорта вин. Директора не скупились на алкоголь, поэтому, по пути к их столу, Богиня прихватила бокал красного. Она больше любила белое, но именно сегодня белое вино ей не шло.
- Приветствую, - без тени улыбки Валерия поздоровалась с директорами и вальяжно уселась на свой стул, чуть пригубив вино.

13

Праздник предполагает много выпивки и хорошую компанию. Особенно Новый Год. Но раз в этом году так совпало, что на Новый Год еще один праздник, то почему бы и не отпраздновать?..
Но праздник иногда подразумевает и красивые костюмы, наряды, фраки и платья. Впрочем, какая разница как выглядеть, если после попойки все проснуться встрепанными, грязными и ничего не помнящими. Примерно так и думал Вир, одевая свою обычную кожаную куртку с легкими пятнами крови, которая так и не отстиралась. Ну да ладно, темная кровь на темной коже куртки не так заметна.
Куртка легко позвякивала множеством цепочек, замков и прочими серебряными заклепками, а ботинки тихо скрипели. Облик Вира не очень вязался с праздником, разве что с похоронами. Но весьма странными похоронами.
Зал был уже красиво украшен, готов к празднику. Элементали бродили между столиками, украшая и расставляя еду. Проходя мимо первого столика, Каин подхватил один из бокалов с вином. Залпом выпив приятную на вкус жидкость залпом, он поставил его на стол.
- Неплохо, неплохо, для начала...- усмехнулся мужчина, оглядываясь. Уже довольно было много народу, пришли все директора. Многие преподаватели были тут, как и школьники, в общем, веселье скоро должно было начаться.
Каин подошел поближе к группе школьников, рядом с ними всегда было интереснее, нежели около директоров. К тому же если подойти поближе к их столу могло возникнуть наваждение присесть на свободный стульчик. Правда, его бы потом за это точно убили, но миг славы будет ярок и красив.
- Кто первый затащит в постель одного из наших богов, тот получит на 24 часа в своё полное подчинение всех остальных участников пари!- раздался звонкий голос преподавателя анимагии. Каин мгновенно обернулся, черные глаза явно алчно заблестели.  У него была пара претендентов на затаскивание в постель, даже не пара, а чуть меньше. Но главное - как такая светлая и прекрасная идея могла прийти в голову не Виру?
Окончание предложения не имело смысла. В общем, мнение директоров тоже не учитывалось, ну да их тут больше, повалят количеством.
- Я согласен!- поднял он руку, ухмыляясь и пиля взглядом сидящего за столом директора факультета Тьмы,- А кто еще рискнет выступить? Ну же, я жду, впрочем, не особо, но жду.- фыркнул он, опуская руку. Конечно, учителя должны быть умными, мудрыми, степенными и что-то там дальше по списку, но Каин это Каин, а то, что ему вдруг в голову стукнула мысль преподавать - явно не его проблема, а головы и всех тех, кто согласился с её мнением.
- Саурон, помаши мне ручкой в ответ, чтобы я видел, что ты согласен...- хмыкнул он уже тише, впрочем, зная, что его все равно услышат. Сегодня праздник так почему бы и не оторваться по полной?.. Ну да и кто будет увольнять первого января, все же тут люди.. почти люди, все должны понимать, что в пьяном угаре много чего не того сделаешь.

Отредактировано Cain de'Vir (2014-01-07 20:45:12)

14

   — Это жалкая привычка ничтожеств объявлять себя богами, — с ухмылкой произнесла Гертруда на рассказ Баал о своей жизни. Это девушка сыграла не малую роль в судьбе северянки и тем самым со временем стала одним из важных людей в её жизни; можно сказать, что Ведьма Печатей стала причиной её успеха в учёбе, будучи соперницами чуть ли не с первого дня обучения, они раз за разом доказывали друг другу что лучшие, соперничество — вот двигатель прогресса. — Ммм, 2016 год. Чуть раньше тебя. Не выдержала, истосковалась по любимой школе, — ирония, такая ирония. Естественно, преподавательница не собиралась открывать «тайну» своего пребывания в школе своей заклятой подруге, но и также, она понимала, что та всё равно не поверит в «сказку про белого бычка», о ностальгии по прежним временам. — Пожалуй, соглашусь компания мёртвых меня больше расслабляет чем мисс «лунный воробей» и её прихвостни, — всё верно, вопрос про своего любимого братца Гертруда предпочла пропустить мимо ушей. Они всегда были из тех близнецов, которые, повсюду шагали вместе, даже учась на разных факультетах. Отчего вопрос «а где твой брат», у Герды вызывал нервное почёсывание и желание ответить что-то вроде, «я откуда знаю, мы между прочем два разных человека», но девушка сама часто ловила себя  на мысли, что они с Каем сами создали такое впечатление. В данный момент она просто даже вообразить не могла где шляется это отродье Сатаны после их утреннего рандеву, но была уверена что рано или поздно он появиться тут и громко заявит о себе, стоит только подождать. «Кто-кто, а уж Никлаус не пропустить такой праздник лицемерия».
   Тем временем зал потихоньку стал заполнятся живыми людьми, чьё общество никогда северянку не радовало, ей уж куда интереснее было общество книг или хотя бы зомби-индюка. Однако, были и те при виде которых глаза Герды сияли и как говориться «лёд тронулся». Господин Граф, уже совсем не тот мальчик с которым розоволосая рассекала по коридорам школы держась за руки. Вежливая улыбка, насмешливый реверанс и цепкий взгляд всё это было направлено в сторону своей бывшей пассии. «Годы не пожалели даже самого успешного алхимика нашего выпуска, нужно будет не забыть пошутить про философский камень», — они никогда не любили друг друга, это было весьма выгодное партнерство для двух не очень удачливых в любовных делах друзей.
   — Оу, кто смазал свои шестерёнки и почти не кряхтя, посетил столь увеселительное мероприятии, простите Господин Граф, мы слишком громко шумели и побеспокоили Ваш покой, — произнесла девушка после своего приветствия давнего друга. — А я смотрю, ты меньше всех скучал. Сколько тебе? Сорок? — конечно, преподавательница просто отпускала шаблонные шуточки в силу не умения выражать искренние чувства, лишь слепой бы не заметил, как возмужал и похорошел брюнет, от чего кошки в душе (хотя тут можно поставить и под сомнение наличие души у данной особы) девицы заскреблись, так вышло что после выпуска «парочка» разошлась как в море корабли. «И ничего личного, партнёр» — с усмешкой подумала девушка. — Как же нам не веселиться, такой праздник, сегодня мы встречаем юных талантливых спиногрызов, миссия, которых, портить нам жизнь... К тому же, я рада, что наш курс собирается снова. Хотя тебе, наверное, уже не по возрасту наши развлечения?«Вот сейчас...» — Не изобрёл, по всей видимости, ещё годный философский камень?
   А дальше своим присутствием их решил почтить внук Санта-Клауса — Никлаус Андорссон. Появление его как всегда было фееричным, однако, до того как он успел открыть рот, Гертруда успела обратиться к Баал.
   — А вот, кстати, и он — как бы отвечая, на давно заданный вопрос брюнетки. «Почти все в сборе. Судьба?» — А братец не заслужил, я его ожидала, — безразличным тоном произнесла некромагиня не удостоив Кая и взгляда. Шутку про Прада она и вовсе решила пропустить мимо ушей в отличие от своего братца она не была барахольщицей, да и явно не видела смысла отпускать настолько толстые намеки. А дальше, последовало предложение пари, конечно, в духе преподавателя антимагии. «Кому ещё могла прийти в голову такая идея, кроме него», — Гертруда нахмурила брови, ей такие пари никогда не нравились и причина, конечно, не аморальность затеи, а нечто другое. Пока девица обдумывала как бы ей красиво уйти от участия в данном споре, появилась одна из директрис решив высказаться. На слова Валерии, у госпожи Андерссон, конечно, был ответ. — Как невежливо подслушивать чужие разговоры и «тыкать» коллегам, госпожа, не слышала о манерах? — с нескрываемой усмешкой произнесла Герда. Да, совсем недавно между ней и директорами была огромная пропость, но после окончания школы и встречи с матушкой, для северянки пропасть исчезла как будто ее никогда и не было. Нет, она не считала себя равной этим мелким божкам, нет, в её представление, она была намного выше данных особ; уж по крайней мере, она знала что такое манеры. — А про шанс она сказала видно с надеждой, что хоть в этом веке у неё случиться секс? — продолжила северянка, когда директриса уже покинула их скромную компанию. Далее, появился ещё один малознакомый индивид, который обучался когда-то на соседнем факультете, он тут же изъявил своё желание участвовать и даже объявил цель. «Не по-христиански это в жопу мужику пороться», — тёмные они, может и тёмные, но это совсем не значило, что Гертруда поддерживала однополые отношения. — Что до пари, я пасую, — девушка с улыбкой посмотрела на братишку. — Три женщины со столетним недотрахом и один пассивный гей. Слишком просто для тебя братец. Вино и лесть, всё что нужно нашим божкам чтобы они уже час постанывали под кем-нибудь, — Гертруда, откровенно говоря, попросту «сливалась», скорей всего по причине того, что она единственная среди всех была закомплексованной девственницой, которая в искусстве соблазнения совсем не преуспела в отличие от своей матушки и братца. — Но именно с тобой мой дорогой брат, я готова заключить отдельное пари. Я предлагаю самую простую цель, нашу верховную богиню, соблазни её со всеми вытекающими подробностями и взамен можешь требовать от меня всё что угодно, — северянка широко улыбнулась, у неё явно были какая-то ещё невоплощенная в жизнь идея. — Граф? Баал? Ну, а Вы? — Андерсон заинтересовано посмотрела на старых друзей. — Банкуете?

Отредактировано Gerda (2014-01-08 18:40:55)

15

- Да уж, слишком у многих, последнее время, эта привычка появилась, - с милейшей улыбкой подтвердила слова подруги Накиста. Последнее время, когда она стала еще более религиозной, все "божества" рассматривались через призму некоторого скептицизма, и считались они скорее за зверюшек, что в саду вели себя плохо, за что получили пинка, а на земле распушили пообдерганные перья, смело именуя себя "богами".
Мирные женские поседелки, в которых пока что планировался только зомби-апокалипсис или нечто такое же невинное, как всегда, прервал мужчина, появившийся почти из неоткуда в скоромной дамской компании.
- И я тебя рада видеть, Граф. А ты научился улыбаться? Или это все метамфетамин? - ответила с той же иронией женщина, но в знак приветствия обняла бывшего одногруппника, - Мы вроде всегда отличались определенной категорией позитива, с чего ты вдруг заговорил спустя столько лет? Кстати, а сколько? - Баал помнила, что они все немного из разного времени теперь. С одной стороны, это было интересно, с другой, почти все они оказались после выпуска в разных местах и не виделись до сегодняшнего дня. Хотя у них была не идеальная группа, это было лучше, чем дни напролет в храме.
Герда же начала атаку своей бывшей пассии, так что магесса только хихикнула, прилично прикрыв рот ладонью. Она бы тоже прошлась ласково по личности алхимика, но родная и милая почти блондинка сделала это за нее. С другой стороны, вечер долгий, успеется еще.
"Помянешь солнце, вот и лучик," - мысленно отметила брюнетка, про приближающегося брата своей подруги. Тот, как всегда, не смог не выделиться и не отличиться. Иногда казалось, что Кай просто неспособен одеться так, чтобы не вызывать возмущение ряда лиц.
"Боги, за что красный? Других цветов якобы не существует. Хотя, в желтом, зеленом или лиловом он был бы еще отвратительнее. Надо ему намекнуть о существовании нормальных магазинов одежды."
Пожав руку Кая, девушка встала, сложив руки под грудью, начав пальцами правой руки теребить очень длинную нитку жемчуга. На замечание про Праду Балкис прыснула кратко смехом, моментально представив, как блондин вышагивает в черных классических туфлях от Прады на высоком каблуке.
"О да, дорогой, тебе очень пойдет. Может пора расширить свой рацион до мужчин. Ты бы очень сладко смотрелся в этой роли."
А вот предложение ни на йоту не удивило. Это было вполне в духе Андерссона. Македа многозначительно хмыкнула, завидев пробегающую мимо Романову. Та не упустила момента, чтобы отпустить комментарий, на что получила ответку от Гертруды, которая явно стала еще более распущенной на язык, чем была в их "мирные" школьные годы. На следующую же фразу подруги Балкис изобразила праведный ужас выпускницы университета благородных девиц, сопроводив это прикрытием кончиками пальцев губок.
- Дорогая, прояви уважение к старшим, ведь должны же быть какие-то радости в жизни почтенных особ, - наигранным тоном произнесла женщина, едва сдерживая рвущийся неприличный смех. Со стороны подал голос еще кто-то, и этот кто-то был обнаружен взглядом. На миг брюнетка нахмурилась, вспоминая, что это это такое, а потом вспомнила, что он был сокурсником даже. Даже с их дружного факультета. Вот только относился он к той категории личностей, что заведомо стартовали с минусом.
"Пф, он не удосужился подлечить комплексы и сменить ориентацию, что за похабщина."
Как иудейка, хоть и не радикальная, она относилась с негативом к мужским однополым связям, искренне считая, что за такое можно и камнями закидать на главной площади. Баал более лояльно относилась к женским связям, уважая их хотя бы за то, что женщины все равно заводят детей, исполняя свой долг, что был предписан богом, а мужики просто разливают семя не туда, куда надо. Да и что за удовольствие, когда тебе в задний проход пихают предметы. Таких бы можно было сразу на кол, предварительно подергав вверх-вниз, чтобы они пред смертью получили удовольствие. И, желательно, чтобы кол содержал побольше заноз.
- Я тоже поддерживаю Герду и пас. Это слишком скучно, сомневаюсь, что они смогут показать мне райские наслаждения, особенно с предполагаемым перекуром. Должно же быть хоть какое-то удовольствие, - хмыкнула каббалистка, раскуривая вновь свою трубку, - Но если ты все же решишь поиграться в воробушком, то, лучшими доказательствами будут фотографии в стиле ню и какая-то ее вещь. Хотя, я все еще не вижу в этом особого веселья, - произнесла Накиста, выпуская вверх струйку белого дыма с мягким и приятным запахом, - Но у меня есть еще одна идея для пари. Может лучше задачей будет переспать с тем, с кем бы ты никогда не переспал бы? - усмехнулась темная, обводя своих старых знакомых насмешливым взглядом, после чего остановилась на Графе, - Даниэль, будь ради нашей встречи лапушкой, принеси дамам попить, только не с детских столов, для разгона вина какого-нибудь, а то я скоро с этим праздником жизни начну требовать показа праздника смерти.

16

Оффтоп

Я пытался... пытался как мог не катать простыню...
Понять, простить.

О, женщины, коварство – второе ваше имя!
А хотя, с другой стороны, хорошо рассмотрев ситуацию со стороны, мужчина понял, что его несказанно радует тот факт, что много не меняется даже спустя годы. Вот сейчас стоят они, выпускники самой Тьмы, отгородившись от остальных хозяев праздника, совсем как во времена учебы. И все они – всё такие же ехидные и язвительные до скрежета зубов, но от этого не менее дружные, насколько это позволяла госпожа Тьма. Ведь степень доверия между людьми измеряется тем количеством шуточек, которые можешь отпустить в сторону своего друга и не получить за это в зубы. А Граф позволял своим однокурсницам иногда слишком многое. Слишком.
— Оу, кто смазал свои шестерёнки и почти не кряхтя, посетил столь увеселительное мероприятии, простите Господин Граф, мы слишком громко шумели и побеспокоили Ваш покой… — прощебетала розоволосая девица, на которую, совершенно невольно, был обращен пристальный взгляд серо-голубых глаз алхимика. Да, конечно, все именно так, как должно быть. Ничто не меняется с течением времени. Даже внешний вид некоторых людей и их повадки. «А она все-таки ничуть не поменялась. Ну да, для нее ведь прошло всего несколько лет. С другой стороны я бы и не хотел увидеть ее женщиной в рассвете лет и сил, и уж тем более не почтенной старушкой. Ах, эти милые попытки якобы вывести меня из себя своими шуточками…» — А я смотрю, ты меньше всех скучал. Сколько тебе? Сорок? — Немец нарочито-обидчиво фыркнул, стоило только ему услышать эту реплику. «Я что, правда, выгляжу как древнее ископаемое? Сорок, подумать только! Да мне еще целую вечность ждать этой даты», мысленно негодовал брюнет, сложив руки на груди, сверля пристальным взглядом любительницу управлять нежитью.
— Меньше, моя дорогая, намного меньше. — С нажимом на слове «намного», произнес брюнет с доброжелательной улыбкой заправского маньяка. Да, я милый и хороший. Но наступи мне на ногу, или назови старой скрипящей шестеренкой — самый настоящий берсерк. — А ты все, я погляжу, не оставляешь попыток при любом удобном случае сказать мне что-то ехидное и язвительное. Как это мило, что ты все еще пытаешься в этом преуспеть, совсем как ребенок. — Сказал добрый дедушка Даниэль, снисходительно погладив свою бывшую пассию по голове.
— Не изобрёл, по всей видимости, ещё годный философский камень?
— Дорогая, эта шутка вышла из моды еще в далеком 2020 году. — Мужчина возвел глаза к потолку, обреченно покачав головой, но все же не скрывая доброй и снисходительной усмешки. Он не злится, совсем нет. Ему порой даже не хватало такого дерзкого и простого общения. Потому что подавляющее количество смельчаков, рискнувших разговаривать с Графом на таких тонах — не доживали и до конца дня.
Однако вскоре, откуда-то слева, достался еще один до боли знакомый голос. «Ах да, я забыл, что мы тут не одни. Странно, сила привычки осталась до сих пор», подумал мужчина, оборачиваясь, обратив свой взор на источник звука.
— И я тебя рада видеть, Граф. А ты научился улыбаться? Или это все метамфетамин? — «Ох уж это ехидство, прущее изо всех щелей. Граф, ты слишком много позволял им во время учебы. Сейчас они для тебя, словно дети. Маленькие и немного капризные, которые позволяют себе фамильярничать. Но кто сказал, что сейчас, повзрослев и поумнев, я останусь в стороне? Какие глупости. Стареть и взрослеть — самые ужасные и неблагодарные занятия, которые только мог придумать человек. Всегда должна быть капелька авантюризма…»
— О, Баал, и ты здесь. Нет, знаешь ли, все же научился. Годы тренировок и общения с людьми — сделали свое дело. И нет, с метамфетамином я решил завязать после некоторых экспериментов… — Уклончиво и игриво парировал немец, решив проигнорировать реплику девушки о возрасте и сдержанно отреагировать на ее желание совершить ритуал объятий. — Кстати, Герда. Ты сегодня одна и без охраны, или… — мужчина даже не успел договорить, как в зал ворвался, словно ураганный ветер, некто беловолосый и своим нарядом частично напоминающий Санту-Клауса. — А вот, впрочем и он… — тише и уже с куда более меньшим энтузиазмом заметил брюнет, отходя на несколько шагов назад. Нет, не то чтобы у него были плохие отношения с Каем, нет. Просто тот был явно не в восторге от того, что его сестра во время учебы встречалась с каким-то ботаником, как было принято называть Даниэля в более широких кругах, чем круг друзей.
— Так что? Кто рискнёт своей свободой на 24 часа!? — Наконец, закончил преподаватель, после чего Даниэль тихо, но совершенно искренне засмеялся. Действительно, кто еще мог предложить такое, чтобы разнообразить этот вечер? Пропустив выпад проходящего мимо директора огненного факультета, решив не травмировать старушку еще и своими выпадами, ибо ей и так досталось, немец сложил руки на груди, весело улыбаясь и наблюдая за реакцией окружающих. Вот они, те моменты, когда общество приносит ему удовольствие и радость. Их эмоции – просто бесценны.
Однако, как бы не были они дружны и веселы, им явно не хватало энтузиазма и того самого человека, который наполнил бы их духом авантюризма.
— Граф? Баал? Ну, а Вы?
— Учитывая некоторые обстоятельства – я даже не знаю. Вы все так единодушно бросаете меня в этом нелегком выборе. А учитывая согласившуюся публику, я все же подумываю отказаться. Если только условия пари не станут более привлекающими. — И нет, что вы! Даниэль ни разу не гомофоб, а просто… Просто тут так заведено. — Вот, например наша дорогая Баал выразила весьма интересное дополнение. Нужно расширить поле для охоты, чтобы игра была интереснее, и присутствовал азарт, соперничество, иначе не интересно. А так же, установить рамки для победителя. А то мало ли что может произойти с некоторыми проигравшими. — Хищно и двусмысленно оскалился мужчина, в голове уже прокручивая один, или даже несколько интереснейших планов. Ну а как еще ученый может распорядиться вверенными ему телами? Оргия это, конечно стильно модно и молодежно, но от вскрытия парочки директоров он бы не отказался. «Ах, мечты-мечты», думал мужчина, удалившись буквально на мгновение, взяв два бокала с вином и вернувшись к своим собеседникам. Протянув бокал вина Герде, с взглядом, который не потерпел бы отказа, затем Граф повернулся к достопочтенной Балкис.
— С радостью, Баал, вот только покажи мне здесь сначала тех самых дам. — Ядовитая усмешка, тихий  вкрадчивый голос с нескрываемой насмешкой. Помедлив не дольше минуты, решив не испытывать старушку судьбу, которая и так даровала ему одну железную руку, мужчина протянул девушке бокал вина. — Возможно некоторым из вас для того чтобы решиться на спор и выполнить его условия, придется изрядно напиться, чтобы на утро вас ожидал маленький сюрприз... так что лучше начинать прямо сейчас — обращаясь уже ко всем, заметил мужчина, про себя отмечая, что обладать невосприимчивостью к алкоголю - всегда на руку.

Отредактировано Daniel Graf (2014-01-09 23:48:34)

17

Как же Аззи в голову пришла столь гениальная мысль? А всё просто. Не зря же ведь говорят, что пробуждение можно считать мини-моделью всего предстоящего дня, так вот оно у полубеса было, мягко говоря, бурным, хотя в то же время навевающим ностальгию.

Реакции окружающих на его предложение не особо удивилa мужчину, поскольку он и не мечтал, что все сейчас же кинутся поддержать его затею. Единственным единомышленником стал мужик из тёмных, который, судя по слухам и выпущенной им реплике, явно выбрал бы тёмного декана, как объект своей миссии.

- Премного благодарен за поддержку! – вежливо улыбаясь, выдал Кай, обращаясь к мужчине в одежде не соответствующей тематике данного вечера, — Но не кажется ли вам, что было бы немного нечестно по отношению к другим участникам пари, если кто-то из них уже имел опыт сношения с богами и мог спокойно миновать фазу «завоевать», сразу перейдя к более интимным действиям? А вот что вы можете сказать насчёт предложения нашей Баал? Попробовать использовать свой инструмент по его прямому назначению после долгих лет использования заднего входа – вот это уже вызов!

На реплику огненной богини Никлаус и сам с удовольствием ответил бы, но сестра опередила его, сказав все что нужно было, да ещё и немного перегнув палку. «Сама не хочет участвовать в пари, так другим портит праздник? О да, это вполне в духе моей дорогой сестрицы». Сначала хотелось погнаться за рогатой богиней и попробовать немного остудить её вечно пылающий огонь, но друзья продолжали развивать поднятую им тему, не давая Андрессону обращать внимание на иных персон.

- Я принимаю это пари! – заявил седовласый, теперь уже направляя взгляд своих зеленых глаз на розовласую сестрицу, — Предполагаю, в случае проигрыша мне придется стать твоей прислугой на 24 часа, так? Тогда без проблем! «Небось будешь детство вспоминать, заставляя таскаться за тобой куда угодно. Да и сестрица, уж ты-то должна знать, что наше семейство специализируется на договорах, реальные условия которых выявляются, только при детальном изучении всего сказанонного. Теряешь хватку, девочка» — Честно говоря, после утреннего происшествия хотелось хоть как-то сгладить вину (хотя полубес не совсем понимал, когда именно, но нутром чуял, что успел что-то не то ляпнуть). Прекрасно осознавая всю странность происходящего и понимая, что в их семье как минимум двое мастеров не совсем честных договоров, он все же, не раздумывая о последствиях, согласился, надеясь, что это хоть немного улучшит настроение сестрицы.

- Меньшего и нельзя было ожидать от ведьмы, рост которой конкурирует разве что с её самомнением, — теперь уже Кай обращался к заклятой подруге Герды, чей рост заставлял Ника чувствовать себя немного не в своей тарелке, поскольку привык смотреть на самок сверху, а не быть с ними на равных, — С кем никогда не переспал бы? Хочешь понаблюдать за скрещиванием своих друзей с призванными зверями? Или надумала дать Графу шанс отыметь близнеца-самца, раз уж самка не дала? – если на сестру северянин смотрел с любовью, то взгляд, направленный на эту барышню, содержал лишь одно чувство – вызов, — Я не прочь поучаствовать и в этом пари, но надо будет по справедливости определить цели и… - Очи северянина теперь смотрели на мужчину средних лет, который оказался одногруппником сестры с которым та какое-то время встречалась. Впрочем, мужчина самую малость припозднился с возвращением в школу и теперь уже вряд ли представлял опасность для невинности Гертруды, — Как заметил Граф, нам явно стоит несколько ограничить права победителей, — честно говоря, Никлаус нарочно упустил момент с ограничениями, надеясь вдоволь повеселиться со своими потенциальными жертвами, но раз уж раскусили то, так уж и быть, — Например, проигравший становиться прислугой. Не рабом, с которым можно делать всё, что душе угодно, а прислугой, которую, по крайней мере, нельзя тяжело калечить, по крайней мере физически. Что скажите? Есть ли какие-либо дополнения, предложения?

18

   — Не угадал, Кай. Зачем мне такая никчёмная прислуга как ты, пусть даже и на сутки, — максимально равнодушно ответила Герда, бросив безразличный взгляд в сторону брата. Нет ничего страшнее и опаснее обиженной женщины и преподаватель антимагии должен был это понимать, впрочем, возможно, он и как женщину-то свою сестру не воспринимает. Тем хуже для него. — У меня для тебя будет более интересный квест, чем целый день носить мне тапки и катать меня на спине, — девушка лукаво улыбнулась. — Раз уж ты решил принять вызов, то обговорим маааленькие детали. Склонить «пташку» к любовным утехам не сложно, поэтому нужно что-то более пикантное, чем бы я потом могла воспользоваться. Факт полового сношения с «верховной» должен быть доказан — как решать тебе. Можешь воспользоваться советом Баал и сделать пару фото, но я больше предпочитаю кино. Если не справишься, то пожалуй, тебе придётся отказаться от секса, например, на месяц, — зеленоглазая преподавательница усмехнулась своим мыслям. А почему бы и нет? Если уж она сама не может стать причиной конца загула братца, то почему бы так не подрезать ему крылья. Она успела продумать план, всё просто, она ничего не теряет, разве что капельку собственного достоинства, но об этом позже. Даже если братец завалит директрису, то у неё в руках окажется компромат, а даже в магическом мире, информация — это власть. Ну, а расплата с братом, тут всё проще. Братец хоть и был мастак различных гнусных заданий, но любой квест Гертруда выполнит стиснув, так сказать, зубы. Главное избавиться от самого ценного, того что он не заслужил, а так всё равно. — В случае моего сокрушительного провала — любой твой каприз, в рамках моих возможностей, — важная оговорка для такого рода соглашения. — Согласен? Есть ещё возможность отказаться, всё-таки тридцать дней и ночей без возможности заниматься любимым делом, — она намерено ехидничала, но всё же надеялась на отказ. «Скрепим соглашение кровью?». Ей к чертям не нужно это пари, возможно, матушка за язык дёрнула, но у неё уже пути назад не было.
   Баал решила повернуть пари предложенное внуком Санта Клауса несколько в другое русло и это напрягло юную северянку. Все слова что говорил ей утром Кай девушка помнила, в том числе и про заклятую подругу. «Какое странное совпадение...», — и правда, брат внезапно вспоминает в постели про брюнетку, и она оказывается в школе, да ещё и с предложением такого рода пари. «Никогда бы не переспала... Под эту категорию подходит, конечно, много кто из собравшихся — но Кай самая очевидная кандидатура... Неужели всё это просто план?»
  — И кого же наша Ведьма Печатей изберёт в жертву своего пари? — достаточно прямолинейно, но всё же шутливой интонацией, спросила Андерссон у заклятой подруги. К чему мучать себя догадками, когда можно просто поинтересоваться.
   Тем временем Граф вручил своей бывшей пассии бокал с красным вином. Герда подняла на него удивлённый взгляд. «Мой милый, за те недолгие годы ничего не изменилось, я всё так же не употребляю алкоголь», — северянка никогда не жаловала алкогольные напитки, а уж после встречи с матушкой и вовсе решила не рисковать. Не то чтобы Гертруда нравилось быть монашкой, нет, тут другое. Девица просто опасается, она не хочет стать такой как матушка, а потому к каждому соблазну относится с сомнениями, не все дары родителя безопасны.
   — Принимать питьё от алхимика не слишком безопасно, особенно когда на кону стоит чья-то честь, — некромагиня лишь улыбнулась на взгляд, который не терпел отказа, но увы, не для неё. Хоть она и приняла бокал, но почти сразу содержимое бокала полилось тонкой струйкой в цветочный горшок растения, что стояло позади. — Прости, но мне это не пригодиться, «не сегодня». — Хочу быть трезвой в момент своего триумфа, — о каком триумфе шла речь, девица решила не распространяться, может это победа над братцем или получение компромата на воробушка, не имеет значение. — А я вижу Никлаус уже имеет планы на тебя сегодняшней ночью, — продолжала она в ответ на слова Кая по поводу пари. — Как жаль, а я так надеялась на прогулку под луной, — с долей наигранности произнесла розоволосая, не сводя взгляда с бывшего. — Раз уж пошли такие интимные разговоры, то... Сколько женщин у тебя было после меня? —  раз уж ее отверг возлюбленный, так почему бы не помочь асексуалу (если, конечно, со времён учёбы ничего не изменилось) выиграть пари, по старой дружбе. Нужно было только стать желаемой целью.

Отредактировано Gerda (2014-01-13 16:49:21)

19

Начало учебного года в магической школе...Это определённо будет интересно-думал с улыбкой Такуми, подходя ко входу в зал. Хотя парень только недавно прибыл в школу, найти место проведение церемонии не составило труда. Из-за дверей разносился торжественный гул. Музыка разливалась не только по залу, но и за его пределами. Едва слышимые звуки голосов привносили свою атмосферу. Встав у входа в зал Минасе начал рассматривать окружающие его вещи. В замке начинающего мага интересовало всё, чего не было за пределами кристалла. Такуне брал или прикасался до чего-то руками, как-будто проверял реален ли предмет. Рассмотрев всё, Такуми открыл двери и зашёл в сам зал. Парень, конечно, волновался, но это было детское волнение, когда ты в предвкушении чего-то нового. От окружающей Минасе красоты, у него заблестели глаза. От дверей Такуне прошёл в центр зала. Мероприятие было ещё не готово и надо было немного подождать. Пока было время (да даже если-бы его не было, это ничего бы не изменило) парень пошёл осматриваться. Он не обращал внимание на шумные компании собравшихся людей. В данный момент они его не интересовали. А вот ветряными элементалями он был очень даже заинтересован. Такуми начал ходить то за одним духом, то за другим.
-Эй, а как тебя зовут? А где ты живёшь?-начинал приставать со своими вопросами Тами, обращаясь то к одному, то к другому, -А ты можешь создать ураган? А летать? От элементалей парень отстал только тогда, когда увидел ёлку. Дерево украшало какое-то странное существо, к которому подходить почему-то не хотелось. Но внести свой вклад, быть полезным и надеть на ёлку хотя бы одну игрушку очень даже захотелось. Пока чудище лазило с одной стороны ёлки, начинающий маг уселся на пол с другой стороны.
-Отсюда ёлка кажется ещё больше-тихо, но радостно проговорил Такуми. Парень увидел игрушку, которую повесили не там, где надо было (по его мнению). Такуне привстал, снял игрушку и повесил туда, куда посчитал нужным. Но игрушка там смотрелась ещё хуже, а точнее её не было видно, ведь Тами повесил её за другими игрушками. Но этого он не заметил и был очень доволен своей работой. Минасе выпрямился и нашёл недалеко стоящий стул. Присев на него, Такуми продолжал наблюдать за элементалями и поглядывать на ёлку

20

В главный зал Брайан завалился в своем обычном состоянии - голодным и встрепанным. Вообще-то, с десяток минут назад он озадачился придать себе вид мало-мальски презентабельный и даже немного в этом нелегком деле преуспел, однако по пути на праздник успел вляпаться в очередные приключения, так что теперь выглядел так, будто спрыгнул с самолета и падение свое завершил где-то в дебрях древнего густого леса. Очень древнего и очень густого леса.
К слову, на Церемонию открытия, грандиозное торжество, окруженное волешбной атмосферой чуда, Брайан пришел с одной единственной целью.
Пожрать, конечно.
А потому, заприметив наметанным на такие вещи глазом уплывающий в противоположную от него сторону поднос с вкуснейшей едой, времени даром терять не стал, уже через минуту уплетая предпоследний из оставшихся на блюде кексов. Ещё Аркрайту приходилось временами с притворным раскаянием на лице пожимать плечами перед вьющимся вокруг него элементалем, у которого, собственно, он поднос с яствами и отобрал.
Было вкусно, но, в общем и целом, вечер проходил крайне скучно - Брайан то и дело кидал взгляды на пеструю толпу учеников, высматривая обыкновенно издалека заметную макушку жирафа-Ши. Где крутился он, там крутился и Соу, а компания этих двоих всегда обращала скуку в бурное, трагичное в последствиях, но чертовски веселое непойми что.
Разумеется, по закону подлости заметить их у Аркрайта так и не получилось. После ещё одной минуты поисков глазами он, раздосадованный, впихнул опустевший поднос намельтешившему перед ним до рези в глазах элементалю, подпирая щеку рукой с самым раздраженным из возможных выражением лица.
И вот тут-то кто-то из будущих сокурсников обратил на него внимание. Вернее, как секундой позже прояснил Брайан, вовсе не на него, а на замученного им же духа ветра - пристал к тому с какими-то детскими вопросами.
Незнакомый мальчишка тут же умчался куда-то прочь, фонтанируя энергией, а Брайан задумчиво посмотрел ему вслед.
"Ты не посмеешь даже подумать об этом", - вякнула на задворках аркрайтовского сознания Разумность.
"Будет круто!!!" - радостно завопила где-то там же Жажда Приключений На Пятую Точку, и Брайан еле сдержал широкую улыбку.
- Хэй, парень, - окликнул он по-прежнему зависающего рядом с ним элементаля - обладателя опустевшего подноса.
"Интересно, насколько эта штука разумна? Ха, сейчас и проверим!"
И принялся увлеченно плести вслух небылицы о заговоре, о котором узнал совершенно случайно, о порошке, горящем, если на него пролить жидкость, о несчастной жертве и о том, что этот самый порошок с её кожи/волос/одежды необходимо каким-нибудь образом удалить. Сдуть там, например.
Вещать бредятину Брайан умел, выдумывать что-то действительно веселое - не очень, а потому решил начать с убогого эксперимента: тыкнул пальцем в случайную девчонку, пасущуюся неподалеку, и попросил криворукого элементаля, о котором, как о существе, ничего не знал, эту дамочку спасти.
Схватил какое-то пойло, любезно поданное ему другим воздушным духом, и с интересом принялся наблюдать за спешащим в указанном им направлении элементалем.

21

Этим утром Грейс проснулась с мыслью, что должна быть безупречна. За доведением себя до совершенства и провела начало дня, и, надо сказать, результат того стоил: уложенные в крупные волны волосы, искрящийся макияж, одежда, обувь. Ничего кричащего, броского и вульгарного, но все подобранное с тонким вкусом, дорогое, изящное, как она сама. Белое шелковое платье, с легкой свободной юбкой до середины икры, бижутерия из муранского стекла и австрийская обувь.
Благо подвыпивший прошлой ночью Шиал валялся все утро без задних ног в постели и не донимал ее язвительными комментариями по поводу преувеличенного внимания к своему внешнему виду. Если же он и пытался что-то сказать, то из его рта вырывалось бессвязное бормотание, которое Грейс не сочла нужным разбирать. Она была целиком сосредоточена на своей персоне, хватало и того, что с кузеном они жили вместе.
Впрочем, к их совместному проживанию она сама и приложила руку. Когда Грейс прознала, что девушкам разрешается жить в одной комнате с юношами, то сделала все возможное и даже больше, чтобы в тот же вечер с победным видом заехать в комнату к кузену.  Это был своеобразный акт мести за произошедшее на озере. Самолюбие Грейс было настолько уязвлено, а она так зла на Шиала, что оказалась готова пойти на то, чтобы лишиться покоя на ближайшие несколько лет, только чтобы насолить дерзкому похитителю ключей. К тому же совместное проживание сулило ей возможность быть в курсе дел кузена. Впрочем, оно развязывало руки не только ей, но и ему. Но обо всем в свое время.
Пока Грейс меньше всего хотелось думать о Шиале, который – какая стыдоба! – мог пропустить церемонию или – еще хуже – явиться на нее в виде человека без определенного места жительства, от которого дурно пахнет перегаром.
Грейс переходила от одних людей к другим, заводила нужные знакомства, оценивала будущих учащихся и учителей и анализировала, анализировала, естественно, при этом она не забывала искренне улыбаться. День должен был удаться, и только робкая интуиция шептала ей, что все будет не так гладко, как хотелось бы. Но какое Грейс было дело до разыгравшегося воображения?
Поворот головы, летящая на нее вода, Грейс вряд ли поняла, что произошло, когда ощутила, как ее обдало потоком ветра. Расклешенная юбка взмыла верх и мягкая ткань заструилась в воздухе, обнажив стройные ноги, завитые волосы растрепались, придав образу большей живости и естественности. Грейс едва успела схватиться за подол, чтобы прикрыть нижнее белье. Разве что самые зоркие глаза могли заметить на долю секунды приоткрывшееся белоснежное кружево. Второе пришествие Мэрлин Монро, никак иначе.
Почти сразу девушка ощутила на себе десятки прикованных глаз. Где-то послышались ахи и вздохи, кто-то наоборот презрительно хмыкнул. Чья-то маленькая шалость удалась на славу. И вот Грейс блистала, купалась во всеобщем внимании. На какой-то короткий миг она ощутила желание расцеловать человека, плеснувшего в нее воду, или элементаля, который зачем-то обдувал ее, но чувство реальности почти сразу взяло верх. Вряд ли другими действующими лицами руководили благие намерения.
Надо было расквитаться с обидчиком. Воображение моментально нарисовало образ врага. В виртуальной реальности она бы пульнула дротик в задиру и непременно попала бы в лоб. Кстати, а с чего это она вообще решила, что ее облил парень? Наверняка ведь была задействована какая-нибудь завистливая дамочка. Ее надо было покарать!
Как только ветер пропал и юбка улеглась, Грейс распрямилась. Злая, жаждущая мести. Но… в тот момент, когда по идее она должна была взорваться и разразиться гневом или броситься бежать от стыда, она подняла голову, улыбнулась и просияла.   На щеках появился розовый румянец. Скромность украшает.
-Что это было? – Обратилась она к духу. И когда тот стал в воздухе пританцовывать вокруг нее и указывать в направлении взъерошенного юноши, которого она заприметила на церемонии за поеданием угощений, картинка встала на место.
И все же бежать с криками: «Поколочу!!!» было не в стиле Грейс. К тому же юноша на удивление не выглядел зловредным. Его бы приодеть, причесать, обувь сменить.  Да еще  странный цвет волос. Над ним явно поработал опытный парикмахер, что кажущийся на первый взгляд неестественным оттенок волос было не отличить от натуральной седины. И шрам. Грейс так и бросило в холод. На практически детском лице с большими ясными глазами он выглядел особенно уродливо.
Она узнала его. Узнала даже раньше, чем осознала. Брайан. Один из товарищей Шиала. Месть за попытку выставить ее на всеобщее посмешище пока отступила на второй план.  Более удачного шанса познакомиться с другом кузена могло и не представиться. И все же главной причиной, толкнувшей Грейс навстречу беловолосому парнишке были не многочисленные зреющие в голове зловещие планы, а  странное сочетание в облике знакомого незнакомца «света» и «тьмы».
-Брайан? – Окликнула она парня по имени. - Не странный ли способ ты избрал познакомиться? – Спросила она, подойдя к нему. Люди, осознавшие, что больше не будет ничего интересного, снова занимались своими делами.
-Я Грейс О Коннел, - она протянула  руку. – Приятно познакомиться.

22

Церемония всё не начиналась и у парня заканчивалось терпение.
-Нуууу...СКОЛЬКО МОЖНО ЖДАТЬ! ДАЁШЬ ЦЕРЕМОНИЮ!-недовольно прокричал Минасе. Среди всего окружающего шума его голос был не особо слышен, но кто-то из будущих сокурсников всё же предположил, что церемонию не начинают из-за отсутствия некоторых директоров. Похоже подсказчик тоже только недавно прибыл в школу, ведь Такуми, хотя сам не так долго находился в данном учебном заведении, знал всего четыре директора, и все они находились в этом зале. Ну не совсем знал, а скорее слышал, что они есть. Из их состава Мита знал в лицо только директора своего факультета.
От мыслей парня оторвали многочисленные извращенские оханья и аханья. Такуне выглянул за ёлку и увидел, как дух облил девушку водой. Минасе так и не понял, почему все были так потрясены это сценой, хотя для Такуми она была довольно смешной. Позже выяснилось, что всё это устроил такой же будущий ученик, как и он. И это ещё больше обрадовало и придало смелости Тами. Ему захотелось сделать что-то подобное. Но ничего не шло в голову. Он уныло опрокинул голову за спинку стула. Казалось всё волшебство вокруг было уже обыденным и надоело так, как надоел обычный мир. Выражение лица менялось, то Минасе придумывал какой-нибудь "гениальный" план, то находил в нём серьёзные минусы. Обдумывать свои действия редко приходилось ему, но быть необычным, показать что он есть, он тут и он главный в этом зале хотелось до безумия. Однако разум вовремя взял всё в свои руки, и Такуми сошёлся на том, что раз он в этой школе, значит он уже не обычный. Да и не только один он хочет выделится из толпы. Окинув взгядом развлекающихся парней и девушек, Такуне остался при своём мнении.
-И всё-таки я ещё покажу себя-еле слышно произнёс Мита и встал со стула. Улыбка вновь засияла на его лице. Вновь его заинтересовали элементали, ёлка стала какой-то необычной. вокруг снова завеяло волшебством.
Такуми подбежал к элементалю с подносом, засыпанным какими-то угощениями. Взяв немного сладостей, Минасе направился к другому элементалю.
-Эй! Не хочешь вкусняшку?-предложил будущий маг, пихая в элементаля одну из своих сладостей. Парень, обойдя весь зал, рассмотрев всё до последнего угла, решил занять первые места, которые были ближе к директорам.
-НУ НЕ ТЯНИТЕ РЕЗИНУ! НАЧИНАЙТЕ!-прокричал Тами, засовывая в рот все угощения, что были в руках


Вы здесь » UPSIDE21: beginning of the game » Первый этаж - Центр » §1, Церемония открытия Кристальной школы Магии


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC